?

Log in

No account? Create an account

November 24th, 2011

18 ноября 2011 я приняла участие в Круглом столе «Верующая молодежь в Санкт-Петербурге: способы взаимодействия». Мероприятие проводилось в рамках Всемирного Дня толерантности, который отмечался 16 ноября. Круглый стол был отнюдь не единственным событием в данном русле: на протяжении нескольких предшествующих дней различные организации Санкт-Петербурга, в их числе и религиозные, проводили Дни открытых дверей и другие мероприятия для тех, кто проявляет интерес к этническому, религиозному и культурному многообразию нашей северной столицы.
Наш Круглый стол первоначально планировался в Государственном музее истории религии, однако возникли некоторые организационные сложности, и мероприятие в итоге состоялось в РГПУ им. А.И. Герцена, в рамках очередного заседания СНО кафедры религиоведения. Участников было немного, но, наверное, как раз благодаря этому возникла очень дружеская, теплая и доверительная атмосфера, которая, несомненно, позитивно повлияла на ход заседания и способствовала искренности, проявленной ребятами при обсуждении вопросов, возникающих вокруг темы, казалось бы, очень личной, но при этом вызывающей сейчас бурные, а порой и ожесточенные споры.
Среди присутствующих были представители православия, ислама, буддизма, иудаизма, а также те, кто не причисляет себя к какой-либо религиозной общности, но с уважением и интересом относится к разным формам духовной жизни окружающих, и для кого вероисповедание товарища не является причиной сложностей в общении. Но собрались мы все в этот вечер именно затем, чтобы обсудить, какие же проблемы возникают у представителей разных религий в отношениях с другими людьми и каковы могут пути решения этих проблем.
Анна Лебедева, «делегат» от православия, выступавшая первой, на вопрос о трудностях взаимодействия верующего человека с окружающими, ответила, что такой человек, если он достаточно интенсивно погружен в религиозную жизнь, считается не совсем адекватным. Причем эта проблема существует и у православных, несмотря даже на то, что православие, казалось бы, является доминирующей религией в России, и ни у кого не должно вызывать изумление посещение храмов, церквей, исполнение церковных обрядов и соблюдение постов. «Но ведь президент и премьер ходят в храм» - заметил Алексей Викторович Гайдуков, куратор нашего СНО. В ответ на это было сказано, что президент, премьер и большинство граждан ходят в храм, дай Бог, на Пасху, и такое действительно воспринимается нормально, а вот какая-то более интенсивная духовно-религиозная жизнь часто вызывает недоумение. Анна также сказала, что наибольшие трудности испытывают школьники, так как дети часто бывают жестоки по отношению к тем, кто отличается от них. В жизни студента-верующего эта проблема так остро не стоит, хотя бывает, что приходится ставить себя перед выбором: пойти или не пойти на студенческую вечеринку в период поста, и если пойти, то, значит, придется ограничивать себя в еде и напитках. Здесь слова Анны дополнила еще одна участница Круглого стола, заметив, что у верующего человека все же несколько другая система ценностей, и он не испытывает такой уж сильной нужды в каких-то развлечениях. Но в этом случае опять же может возникнуть проблема «я не такой, как все».
У представителей ислама в современной России сложности иного рода. События последних полутора десятилетий (чеченская война, теракты, взрывы в метро) дискредитировали мусульман в глазах значительной части российских граждан. Мусульманка Лия, студентка Университета технологии и дизайна, сказала, что после случившегося в московском метро она некоторое время опасалась пользоваться подземкой и ездила на наземном транспорте - боялась негативной реакции людей на девушку в хиджабе. Чаще всего именно в метро она сталкивается с подобной неадекватной реакцией, когда кто-то, увидев девушку, одетую по исламскому обычаю, может перейти в другой конец вагона, вообще покинуть его, либо просто начать шушукаться с товарищем, дескать, посмотри, кто с нами едет. Причем такая реакция чаще всего возникает все же у взрослых людей, а не у молодежи. «Некоторые из моих знакомых мусульманок даже опасаются выходить на улицу в хиджабе, надевают шапку, шарф. Как они летом спасаются, не знаю.» - поведала Лия.
На вопрос «А тяжело ли вообще быть мусульманином в Санкт-Петербурге?» девушка ответила, что это зависит от того, кто тебя окружает, от восприятия каждого конкретного человека. Например, в университете у нее никаких проблем ни разу не возникало, окружающие спокойно отнеслись к тому, что она приняла ислам, ей позволяют молиться в пустых аудиториях, и всегда найдется кто-то, кто готов подержать дверь изнутри, чтобы случайно не помешали.
Следующий вопрос был о том, насколько сложно совершать намаз, если он выпадает на учебное время (напомню, что мусульмане совершают пятикратную молитву каждый день). Может ли студент в силу каких-либо уважительных причин (если, например, время намаза совпало со временем пары) отменить молитву или перенести ее?
Лия ответила, что в самом крайнем случае можно объединить два намаза, но все же это очень нежелательно.
Сказанное Лией дополнил мусульманин Евгений, отметив, что отрицательное отношение к исповедующим ислам активно провоцируют СМИ. Очень пристальное внимание со стороны правоохранительных органов выдерживают на себе новообращенные молодые мусульмане. Говоря о СМИ, Евгений также посетовал, что на телевидении практически нет передач, посвященных исламу, тогда как репортажи о том, что какой-то человек из мусульманской среды (или подразумевается, что из мусульманской) совершил то или иное правонарушение, очень часты. Кроме того, некоторые книги из числа мусульманской литературы по каким-то причинам в России признаны экстремистскими и запрещены к распространению. Получается, что молодым мусульманам приходится как-то ограничивать себя в чтении религиозной литературы, чтобы невольно не оказаться в числе правонарушителей.
Куда более оптимистическим было выступление буддистки Ксении. «У буддистов нет каких-то особенных проблем». - сказала она. Представителей третьей мировой религии достаточно сложно выделить в толпе, по крайней мере, обычному человеку, конечно, буддист буддиста может узнать по каким-то характерным деталям, но, опять же, надо знать, что это именно буддистские атрибуты (четки, украшения на шее, на руке). Четки, кстати, могут принять за мусульманский атрибут. Ксения рассказала, как один человек в метро переводил взгляд с ее рук, держащих четки, на голову, похоже, решал вопрос: раз четки, значит, мусульманка, но тогда почему нет платка на голове?
Жизнь буддистов в Петербурге, да и в России вообще, довольно насыщенная событиями: часто приезжают учителя из других стран, проводятся выставки. Правда, проблема может быть в том, что некоторые города не могут посещать иностранные учителя, так как в эти города въезд иностранным гражданам закрыт или требуется специальное разрешение.
В целом выступление Ксении было очень позитивным, открытым, она была несколько смелее остальных участников, достаточно подробно осветила буддистскую жизнь Питера и России.
Ну, а после Ксении настал мой черед. Я была в этом кругу представителем иудаизма, хотя ушла из общины более трех лет назад и сейчас вряд ли могу называть себя иудейкой, так как не соблюдаю никаких традиций, не отмечаю праздников и не читаю молитв. Но других иудеев на нашей встрече не было, так что пришлось мне бросаться в бой.
Говоря о проблемах, возникающих в связи с иудаизмом, я сочла нужным разделить на «внешние» и внутренние». «Внешние», то есть проблемы восприятия еврейства неевреями, возникают вследствие почти полной закрытости еврейского религиозного сообщества, отделенности его от социума. Кроме того, в России все же пока еще есть антисемитизм, и поэтому многие воспринимают что-либо, связанное с евреями, неприязненно или, как минимум, настороженно.
«Внутренними» я назвала те сложности, которые есть внутри самой еврейской тусовки. Раскрывая данный вопрос, я рассказала об отношениях реформистского иудаизма, к которому сама принадлежала в течение без малого двух лет, и ортодоксального иудаизма.
. Дело в том, что реформистское направление вызывает неоднозначную, а зачастую даже и негативную реакцию у представителей традиционного (ортодоксального) иудаизма. С точки зрения ортодоксии, реформизм нельзя считать «полноценным» иудаизмом из-за того, что он якобы не настаивает на абсолютном следовании нормам и догматам, принятым в традиционных формах иудейской религии. Например, если в ортодоксальных направлениях женщина обязательно должна носить длинную юбку, а в синагоге сидеть отдельно от мужчин, на балконе, то в реформизме она может носить брюки, прийти в них в синагогу, сидеть на молитве в одном помещении с мужчинами, занимать любую должность в синагоге, быть раввином, кантором, габбаем. Еще реформистов обвиняют в том, что у них якобы необязателен кашрут, необязательно исполнение заповедей. Все это не так. Просто сама суть реформизма, современного иудаизма в том, чтобы человек сам для себя определял, исполнять ему какие-то заповеди или нет, то есть все зависит от его личного выбора. Соблюдение кашрута, шаббата, выполнение заповедей очень желательно, но человек должен желать это искренне, а не потому что «так надо».
Кроме того, существует еще одна трудность, которая состоит в том, что полноправным членом общины, как в традиционном, так и в современном иудаизме, считается только тот, кто является евреем по матери. Тем же, кто еврей по отцу, или имеет еврейских дедушку, бабушку, нужно проходить гиюр, т.е. принимать иудаизм официально.
«Что касается людей, посещающих реформистскую общину, то они ходят и в ортодоксальную синагогу, участвуют в жизни многих еврейских организаций СПб. У нас бывали ребята из Англии, не знаю, из какого вуза, но они изучали русский язык, очень свободно говорили, жили здесь по обмену в русских семьях. К какому направлению иудаизма они принадлежали, не могу сказать, у нас их об этом не спрашивали» - сказала я, стараясь осветить для присутствующих религиозную жизнь современных молодых евреев.
В конце нашей встречи мы коснулись вопроса о возможности взаимодействия и более тесного общения представителей разных вероисповеданий и культур, существующих в Санкт-Петербурге. Здесь присутствующие сошлись во мнении, что питерская молодежь не проявляет какого-то целенаправленного интереса к подобному общению. Но мое мнение о том, что такое взаимодействие нужно и могло бы способствовать достижению взаимопонимания, которого так не хватает людям из разных культур, было поддержано участниками Круглого стола.
Мы также выразили надежду на то, что встретимся еще для продолжения беседы, после чего сфотографировались на память.

Profile

kroshka_rena
kroshka_rena

Latest Month

March 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com